Виноградники Бордо : Медок

Марго, Сен-Жульен, Пойяк, Сент-Эстеф… для любителя вина, Медок является огромным винным погребом под открытым небом, где даже дорожные указатели населенных пунктов имеют вид этикеток.

Архипелаг виноградников

Полуостров, выступающий в океан рядом с устьем, к северу от Бордо, славится исключительным обилием и богатством виноградных владений. Одни из них, такие, как Ламарк, – бывшая средневековая крепость, другие, как Ассан или Розан-Сегла, – подлинные особняки, сохранившие привлекательность XVII века. Однако имения и шато, действительно придающие Медоку его стиль, более современны. Они датируются XVIII веком, эпохой, когда борделезское дворянство, состоявшее главным образом из парламентариев, строило на берегах Жиронды красивые классические, в основном одноэтажные особняки.

Именно в Сен-Жульене, находятся наиболее знаменитые из них, как Бейшевель, пристроенный и превращенный в настоящий дворец в XIX веке. Мода на дворцы не исчезает и с приходом Революции. Триумф свободной торговли, расцветшей при Наполеноне III, и расширение виноторговли позволяют борделезским негоциантам и парижским финансистам строить настоящие дворцы. Медок покрывается аристократическими поместьями, которые пестрят обилием башенок, треугольных крыш, бельведеров, балюстрад и фасадных украшений.

За несколько десятилетий, дорога из Бордо в Пойлак превратилась в музей архитектуры под открытым небом. Здесь присутствуют все стили всех стран и эпох, причем разные стили можно встретить в архитектуре одного и того же здания. Лучше любого другого, мир медокского шато символизирует Кос д’Эстурнель.

Восточный дворец вин

Если смотреть издалека, расположенный на высоком берегу, Кос кажется восточной пагодой; однако вблизи убеждаешься, что это строение относится к чистому классицизму. Войдя же внутрь, посетитель попадает в … винохранилище. И это справедливо, так как вино является хозяином этих мест. Все эти дворцы принадлежат ему. Датируемые XVIII или XIX веком, все они были построены благодаря доходам с виноградников. Что касается восточного стиля, это результат богатого воображения маркиза д’Эстурнель, который сопровождая свои вина во все страны, немало путешествовал морем. Аристократ-винодел, он также увлекался Востоком, откуда привез во Францию чистокровных лошадей, дверь от Занзибарского дворца и, как утверждает народное предание, – настоящий гарем.

Жемчужины виноградников

В противоположность описанному эклектизму, шато Марго решительно вписывается в классический стиль. Внушительная лестница, четыре монументальные ионические колонны и, увенчавший все строение, треугольный фронтон, – величие фасада этого шато ставит его отдельно в ряду ему подобных. В том же стиле выдержано и винохранилище с 18 дорическими колоннами и другие хозяйственные постройки, но самое примечательное – это его уникальная почва.

Говорят, что Медок – это место, где с большим вниманием следует смотреть под ноги на землю, а не на крыши дворцов. Именно там скрывается секрет почвы Медока – большие блестящие гальки, покрывающие круглую вершину холма: в XVIII веке один из “ виноградных князей “, как историки назвали парламентариев-виноградарей, так ответил королю Франции, который любовался драгоценными камнями, украшавшими его камзол вместо пуговиц: ” Сир, это алмазы моей земли. ”

Эта галька, принесённая предшественницами Гаронны, лежит в основе качества вин Медока. Бедность почвы вынуждает виноград глубоко пускать свои корни в недра земли и находить водоносные слои, обеспечивающие совершенное питание растений водой в любой сезон. Отражая солнечные лучи, галька также способствует сохранению тепла почвы, условие, в совершенстве подходящее для сорта каберне-совиньон, который достигает здесь идеальной зрелости и набирает силу для вина.

Вино для философа

Вина Медок – это красные вина, отличающиеся красивым цветом и сильным дубильным эффектом, позволяющим вину долго стареть. Так, например, некоторые вина Шато Латур 1928 г. достигли оптимальной зрелости только через пол-века. Часто винам Медок для достижения вершины качества требуется восемь или девять лет, даже если через пять-шесть лет вино уже приятно пить. Достигнув оптимального состояния, оно долго (от пяти по десяти лет) сохраняет свои свойства, прежде чем начинает постепенно ухудшаться. Разумеется, если это марочное вино с виноградника, помещённого в классификацию, оно сохраняет свои качества ещё дольше, в частности Пойяк имеет наиболее длительный срок хранения – в течение нескольких десятилетий.

Выработанные из нескольких сортов винограда, как все борделезские вина, вина Медок отличаются уравновешенностью букета и элегантностью, свойственными особенно винам Марго и Сен-Жульен. Эти вина великолепно сочетаются со всеми видами мяса, как белого, так и красного, естественно с некоторыми ньюансами: к баранине предпочтительнее подавать Пойяк, к дичи – Листрак, к домашней птице – Cен-Жульен и Марго.

С юга на север

Для знакомства с винодельческим Медоком лучше всего воспользоваться трассой CD2, протянувшейся в северо-южном наравлении, дорогой дворцов, которая позволяет полюбоваться прекрасными видами, такими, как подъезд к шато Бейшевель.

Сначала мы видим шато Ла Лагун, типичный пример борделезской картезианской обители, затем появляется Контенак и церковь XVIII века. В этом районе как и в Марго, чтобы по-настоящему открыть шато и местную продукцию, нужно свернуть с трассы и ехать небольшими просёлочными дорогами. В Арсэн, напротив одноименного дворца, можно сделать гастрономическую стоянку в ” Золотом Льве ” (au Lion d’Or), куда владельцы виноградников свозят свои вина, чтобы клиенты могли их продегустировать. Бейшевель, Сен-Жульен, Пойяк, Сент-Эстеф, знаменитые виноградники следуют один за другим; но это еще не все.

Любитель вин и панорамных видов обязательно посетит Сен-Сэрэн-де-Кадурнэ. Богатое марочными винами высокого качества, это местечко приготовило для энофила настоящие находки, делающие честь его винному погребку. Дальше на север простираются прекрасные земли и бескрайние виноградники, пока с приближением к Сулак-сюр-Мер и мысу Грав, пейзаж, становясь все более морским, не замирает перед океаном и маяком Кордуан.

Иерархия виноградников

Будучи обширным, регион Медок обладает несколькими видами контроля подлинности происхождения (расположенными в порядке возрастания качества):

 

A.O.C. Médoc для вин, происходящих из северной части полуострова.
А.О.С. Haut-Médoc для более качественных вин, происходящих из виноградников, расположенных между Сен-Сэрэн-де-Кадурнэ (на севере) и Бланкфор (на юге).
A.O.C. communal ограниченный одним или несколькими виноградниками, расположенными на специфических почвах; их всего шесть с севера; на юг это – Сент-Эстеф, Пойяк, Сен-Жульен, Листрак – Медок, Мули-он-Медок и Марго. Именно эти вина являются наилучшими.

 

Виноградники Бордо : Сент-Эмильон и Помероль

Сент-Эмильон и Помероль

На правом берегу Дордони, на склоне холма, в нескольких километрах от её устья, на этой земле обетованной ещё с римских времен существовали виноградники. Не здесь ли была вилла знаменитого в те времена поэта Озона, который воспел землю Аквитании ? Археологические находки подтверждают это предположение.

Чудеса бретонского пустынника

Как это зачастую бывало во Франции, именно в Средние века виноградники обустраиваются и приобретают такой вид, какими мы их видим сегодня. Примерно к VIII веку в этих местах обосновались бенедиктинцы, они поселились у подножья крутого склона, где проживал бретонский монах-отшельник по имени Эмильянус. В прошлом служивший интендантом у графа Ванн и будучи незаурядной личностью, он пользовался большой популярностью среди народа, за что и был изгнан завистливым графом.

Спасаясь бегством, он прибыл в Сожон, где стал известен тем, что мог вынимать голыми руками горячие хлеба из печи, не получая ожогов. В результате различных перипитий, он обосновался в местечке Сент-Эмильон и поселился в гроте с источником, приобретшим с тех пор чудесную силу, о чём свидетельствует многочисленные булавки, брошенные в него влюбленными, которые загадали пожениться в ближайшем году.Retour ligne automatique
Вследствие этого, Сент-Эмильон приобрёл такой успех, что здесь обосновалось несколько других монашеских поселений, колонизировавших верхушку берега: таким образом, настоящий облик это место приобрело стараниями францисканцев и доминиканцев.

Религиозная основа деревни, оставившая след в многочисленных памятниках, топонимах и земельных структурах, имела глубокое влияние на виноградники, впрочем не большее, чем уникальная геология и природа почв.

Наиболее известным пямятником является, несомненно, замечательная церковь “монолит”, выдолбленная в известняковой горе. Монахи трудились над этой постройкой в течение двух веков. Прямо напротив церкви находится Королевская башня, средневековый донжон, с которого открывается великолепный вид на деревню и виноградник : маленькие извилистые улочки с лавками и магазинами, поднимающиеся к вершине плато и обвитые виноградом городские стены.

Джурада и начало сбора винограда

В конце сентября, когда джураты*, одетые в широкие платья, торжественно провозглашают с Королевской Башни начало сбора винограда, это живописное зрелище более трогательно, чем любая голливудская реконструкция. Эта традиция была возобновлена лишь в 1948! С башни открывается вид на все четыре части света и со всех сторон у её подножия на известняковом плато простираются виноградники, самые старые из которых пустили свои корни на глубину до десяти метров. Иногда их корни можно видеть в некоторых винных погребах, расположенных в глубине бывших карьеров и превративших плато в настоящий подземный лабиринт.

Деревня славится большой плотностью состоящих в классификации виноградников – Канон, Бельэр, Озон, Гаффельер, Пави. Дальше на северо-запад, пески и гравий ведут нас в Помероль. Именно там находятся хозяйства, занимающие самую большую площадь и заслужившие свою репутацию в прошлом веке: шато Фижак, шато Белая Лощадь. На холмистом севере их продолжают имения-сателлиты: Сен-Жорж, Люссак, Монтань (и его римская церковь XII века), Пюисегюэн.

На востоке основные известные виноградники, расположенные на плато и холмах – это Сен-Лоран де Комб, Сент-Ипполит и Сент-Этьен де Лисс. На юге, виноградники находятся в долине Дордони на песчаных наносах и гравии.

Будучи сегодня фольклорным представлением и праздником дегустации вин, Джурада, тем не менее, напоминает знаменитое прошлое деревни Сент-Эмильон, которая была основана в l199-м г. Жаном Безземельным, сыном Анри II Плантагенета. Она принадлежала английской короне, так как Анри II женился в l152 г. на герцогине Элеоноре Аквитанской.

В ту эпоху, когда буржуа и монахи Сент-Эмильона берут управление виноделием в свои руки под доброжелательным покровительством короля Англии, все холмы уже покрыты виноградниками, а на равнинах выращивают злаки, о чём свидетельствуют сохранившиеся многочисленные мельницы, стоящие на возвышенностях. Юридически границы территории Сент-Эмильона были официально определены еще один век спустя, в 1289 г., и виноградник сегодня строго соблюдает границы.

Виноделы Сент-Эмильона, также как их соседи из Помероля и Фронзака быстро приручили своих новых правителей, английских королей, герцогов и их вассалов, которые скоро пристрастились к местным винам. Так начинается расцвет города Либурна, расположенного в месте слияния рек Дордони и Ислы. Ставший в XII веке английским оплотом, он служит портом экспорта вин. Принимая торговые корабли, спускающиеся по течнию реки (из Сен-Фой-Легран и Бержерака), он стал, таким образом, крупным коммерческим центром и долгое время соперничал с Бордо. Эту эпоху сегодня напоминает Башня Ришар XIV века, сохранившаяся в порту на берегу Дордони.

Будучи прежде разнообразными, виноградники, окружающие Либурн, сейчас специализируются только на красном вине. В основном это сорт мерло, в разной степени представлены сорта каберне, франк и совиньон. Здесь также встречаются сорта мальбек и кот, неизвестные на другом берегу Дордони.Retour ligne automatique
* Джураты (jurats) – в Ср.века в Аквитании виноторговцы и винопроизводители, сохраняющие традиции местного виноградарства и виноделия ; и принимающие связанные с этим решения например, о начале сбора винограда.

Джурада – сбор джуратов

Эти вина, более щедрые, более опьяняющие, чем вина Медок или Грав, с возрастом только улучшают свои качества.

На северо-востоке Сент-Эмильона существует удивительный виноградник. Обязанный своим происхождением, несомненно, бордолезским картезианцам, он занимает позицию выше всех иерархий. Здесь нет поселка, посреди виноградника стоит одна церковь. Что касается шато в том смысле, в котором этот термин употребляют в Медоке , оно почти полностью отсутствует. Но именно здесь родина самого дорогого борделезского вина , замечательное Шато Петрюс, которое производит в небольшом имении Помероль (13 гектаров) виноторговец Муэкс из Либурна.

Являясь геологическим исключением, виноградник Петрюс посажен на глинистой почве. Энологи затрудняются объяснять почему здесь получается такое исключительное вино. Единственно, в чём можно не сомневаться, это то, что уход за этим виноградником не менее исключительный.

Виноградники Бордо

Занимающие более 110 000 гектаров, виноградники Бордо могут претендовать на первое место среди лучших виноградников мира. С юга на север 150 км отделяют владения Лангоннэ и Медок; с востока на запад расстояние между владениями Сен-Фой-Лагран и Пессак составляет порядка 80 км.

При данных обстоятельствах, не приходится сомневаться в различной географии происхождения вин. Здесь, на севере Медока, виноградник нигде не удаляется от океана более чем на пятнадцать километров; там, на востоке Либурна или Онтр-до-Мер (Меж-двух-морей), он удален на l10 или 120 километров. И контрасты не ограничиваются только расстоянием. Юг департамента Жиронда является полностью гасконским, как своими традициями, так и местным провансальским языком, тогда как северная полоса уже принадлежит Франции и языку Ои*.

Чтобы понять какая пропасть разделяла эти два мира, достаточно было еще в конце Второй мировой Войны попасть на вокзал Сен-Жан в Бордо и сравнить пригородные поезда, прибывающие из провинций Жиронды: самые старые и наименее комфортабельные вагоны принадлежали линии провинции ” гаваш “, как гасконцы называли французов.

* oil – как называли в Средние века северо-французское наречие от фр. “oui” – “да”, в отличие от южного “док”, откуда получила свое название область Лангедок.

Словарь, свидетель единства

Несмотря на все эти различия, виноградники и вино стали мощным объединяющим элементом. Ключевые слова, связанные с виноделием, можно слышать в различных, значительно отдаленных друг от друга регионах.

Первое из них это шато (замок), термин, означающий в районе Бордо виноградарское имение, заимствованный у названия типичной аристократической усадьбы. В Жиронде, это слово является синонимом крю (cru), обозначающим продукт (виноград), выращенный на определенной местности. Затем эти слова: домэн (владение), шато и крю стали использовать для определения самого вина.

Помимо исторического аспекта, использование термина шато может иметь для потребителя чисто информативный характер, так как на этикетке часто можно встретить пометку разлив в бутылки произведен в шато. Подобная пометка или эквивалентная ей разлив произведен в имении гарантируют происхождение вина. Важность терминов крю, или его синонимов шато и имения, отражает влияние определенной местности на качество вина.

Местность можно определить как совокупность физических, геологических, почвенных, гидрографических и климатических характеристик, которые составляют единство определенного сельскохозяйственного пространства, и которые определяют типичность некоторых растительных или животных продуктов. Характеристики рассматриваемой местности могут быть как естественными, так и искуственными, превнесёнными человеком. Сегодня это понятие заменено термином экосистема качества, которое учитывает роль человеческого фактора и интерактивные отношения между всеми аспектами местности.

Иерархия виноградников

Юридическим выражением роли местности и экосистемы является система контроля подлинности происхождения (A.O.C.). Речь идет о законодательном устройстве, которое гарантирует подлинность пищевых продуктов высокого качества. Контроль подлинности происхождения ограничивается строго определенной территорией, экосистема которой позволяет получить продукт, представляющий некоторые специфические особенности.

В Бордо существуют два крупных вида контроля подлинности :  Региональный A.O.C. (контроль подлинности происхождения), площадь которого распространяется на всю совокупность виноградарских зон департамента Жиронды; которые производят в основном красные вина (A.O.C. Бордо и Бордо суперьер), белые, главным образом, сухие вина (A.O.C. Бордо) и креманты, розовые вина и клереты (красные легкие вина, которые пьют свежими).Подрегиональный А.О.С. (контроль подлинности происхождения), который занимается отдельными районами, как берег Блаи, Бург или Кастильон; и А.О.С. коммунальный, который распространяется всего на один или несколько виноградников. Именно они считаются наиболее авторитетными, как Листрак, Марго, Мули, Пойяк, Сент-Естеф, Сен-Жульен, Пессак-Леоньян, Сотерн, Барсак, Сент-Эмильон гран крю и Помероль.

За исключением Помероля, который с общего согласия не попадает ни под одну классификацию, жирондинские профессионалы, владельцы, виноторговцы и посредники установили официальные классификации наиболее известных виноградников. Первая из них была установлена в 1855 для Универсальной Выставки в Париже.

Она коснулась красных вин Медок, Грав, От-Брийон и белых ликёристых Сотерн. Веком позднее, в 1953, классификация Грав была расширена и открыта для сухих белых вин (1959), в то же время в 1955 г. была создана классификация для виноградника Сент-Эмильон, который производит только красные вина. За исключением последнего, классификации практически не пересматриваются.

Они используются для указания потенциального качества маркичаще, чем абсолютная иерархия вин: имение, представленное в классификации, пользуется естественным правом, позволяющим поместить его на высокую качественную ступень, при условии, что уход за виноградником и виноделие соответствуют требованиям производства великого вина.

Нужно также отметить, что часть виноградников, не вошедших в свое время в классификацию (возможно из-за того, что в этот момент они переживали трудный период или по какой-то иной причине), со временем прогрессировала и достигла высочайшего уровня качества. Это лишнее свидетельство большого потенциала великих вин Бордо ; они хранят еще много открытий, возможных даже в таких известных районах, как Медок, Сент-Эмильон и Помероль или Грав и Сотернэ.

Стиль Бордо

Известность вин Бордо имеет еще одну сторону – эти вина имитируются повсюду в мире. Вина типа “Бордо” распространены почти во всех странах. Стиль “Бордо”, сочетающий потенциал хранения и уравновешенность букета, встречается прежде всего в винах северных районов Дордони и Гаронны, в Периго, Ажене и Керси. Речные пути способствовали созданию общих рынков, развитию одних и тех же сортов винограда во всех этих регионах.Retour ligne automatique
Модный в те времена, стиль Бордо, характеризующийся длительной выработкой вина в бочках, пересек границы Юго-Запада Аквитании и в конце XIX века распространился на север Испании вместе с Риоха.

Он даже преодолел моря, чтобы оказать влияние на виноделие американских берегов Тихого океана, Калифорнии и Чили. Связными бордолезской школы были южно-американские специалисты, прибывшие в бордолезский Университет прослушать курс энологии*, что не трудно предположить, принимая во внимание регулярность морских линий, связывющих порт Луны с американскими континентами, либо жирондинские виноделы, решившие попытать судьбу на другом берегу Атлантики. Борделезская модель имитировалась также на Балканах, а затем в той же Франции, на средиземноморском юге.

Повсюду знаменитые красные вина Бордо служили моделью, и схема была примерно одинаковой, те же методы винопроизводства и сорта винограда, в частности, каберне. Тем не менее, полученные таким образом вина не являются точной копией Бордо из-за различия, в частности климатического, экосистем. Разновидности типа каберне достигают идеального созревания только в зонах с мягким климатом, близким средиземноморскому.

* наука о виноделии