Календарь гастрономических фестивалей в Новой Аквитании

Nouvelle Aquitaine

Janvier :
Fête de la truffe à Sarlat

Février :
Fête des bœufs gras à Bazas
Fest’oie à Sarlat
Fête de la lamproie à Cavignac
Fête des moulins et de la noix à Varaignes
Foire au gras à Monségur

Mars :
Fête de l’alose à Lormont, à Libourne, au Bouscat
Foire gras expo à Dax

Avril :
Pas de fête en Avril

Mai :
Fête de la fraise du Périgord à Vergt le troisième dimanche du mois de mai.
Fête du cidre basque (sagarno eguna) à Bayonne au Pays basque, fin mai

Juin :
Festival du Vin à Bordeaux

Juillet :
Fête du thon à St Jean de Luz
Fête du chipiron à Hendaye
Fête de l’huitre au Cap Ferret
Fête de la tomate à Marmande
Fête de la pipérade à Salies-de-Béarn
« Trophée du bœuf de Chalosse », le dernier samedi de juillet, à Montfort-en-Calossse (département des Landes)

Août :
Foire de l’huitre à Gujan-Mestras
Foire aux fruits à Prayssas
Fête de la patate à Accous
Foire aux vins et fromages de France à Saint-Mariens
Foire aux vins à Lesparre-Médoc
Foire aux vins à Lalinde
Foire à la tourtière à Penne-D’agennais
Foire aux vins, pains, fromages et salaisons à Casteljaloux

Septembre :
Fête du sel à Salies de Béarn
Foire aux pruneaux à St Aubin
Foire aux pains, fromages
Vins à Langon
Garburade à Oloron-St-Marie
Marché aux prunes
Pruneaux et pâtisseries à Saint-Aubin

Octobre :
Fête du piment à Espelette
Fête des vendanges à Marcillac
Fête de la palombe à Sarre
Fête de la châtaigne et du cèpe à Villefranche-du-Périgord
Armagnac en fête à Labastide-d’Armagnac, dernier week-end du mois

Novembre :
Festivolailles à Saint-Sever

Décembre :
Foire aux chapons à Grignols
Marché à la dinde à Montignac
Festivolailles à Saint-Sever

Виноградники Бордо : Медок

Марго, Сен-Жульен, Пойяк, Сент-Эстеф… для любителя вина, Медок является огромным винным погребом под открытым небом, где даже дорожные указатели населенных пунктов имеют вид этикеток.

Архипелаг виноградников

Полуостров, выступающий в океан рядом с устьем, к северу от Бордо, славится исключительным обилием и богатством виноградных владений. Одни из них, такие, как Ламарк, – бывшая средневековая крепость, другие, как Ассан или Розан-Сегла, – подлинные особняки, сохранившие привлекательность XVII века. Однако имения и шато, действительно придающие Медоку его стиль, более современны. Они датируются XVIII веком, эпохой, когда борделезское дворянство, состоявшее главным образом из парламентариев, строило на берегах Жиронды красивые классические, в основном одноэтажные особняки.

Именно в Сен-Жульене, находятся наиболее знаменитые из них, как Бейшевель, пристроенный и превращенный в настоящий дворец в XIX веке. Мода на дворцы не исчезает и с приходом Революции. Триумф свободной торговли, расцветшей при Наполеноне III, и расширение виноторговли позволяют борделезским негоциантам и парижским финансистам строить настоящие дворцы. Медок покрывается аристократическими поместьями, которые пестрят обилием башенок, треугольных крыш, бельведеров, балюстрад и фасадных украшений.

За несколько десятилетий, дорога из Бордо в Пойлак превратилась в музей архитектуры под открытым небом. Здесь присутствуют все стили всех стран и эпох, причем разные стили можно встретить в архитектуре одного и того же здания. Лучше любого другого, мир медокского шато символизирует Кос д’Эстурнель.

Восточный дворец вин

Если смотреть издалека, расположенный на высоком берегу, Кос кажется восточной пагодой; однако вблизи убеждаешься, что это строение относится к чистому классицизму. Войдя же внутрь, посетитель попадает в … винохранилище. И это справедливо, так как вино является хозяином этих мест. Все эти дворцы принадлежат ему. Датируемые XVIII или XIX веком, все они были построены благодаря доходам с виноградников. Что касается восточного стиля, это результат богатого воображения маркиза д’Эстурнель, который сопровождая свои вина во все страны, немало путешествовал морем. Аристократ-винодел, он также увлекался Востоком, откуда привез во Францию чистокровных лошадей, дверь от Занзибарского дворца и, как утверждает народное предание, – настоящий гарем.

Жемчужины виноградников

В противоположность описанному эклектизму, шато Марго решительно вписывается в классический стиль. Внушительная лестница, четыре монументальные ионические колонны и, увенчавший все строение, треугольный фронтон, – величие фасада этого шато ставит его отдельно в ряду ему подобных. В том же стиле выдержано и винохранилище с 18 дорическими колоннами и другие хозяйственные постройки, но самое примечательное – это его уникальная почва.

Говорят, что Медок – это место, где с большим вниманием следует смотреть под ноги на землю, а не на крыши дворцов. Именно там скрывается секрет почвы Медока – большие блестящие гальки, покрывающие круглую вершину холма: в XVIII веке один из “ виноградных князей “, как историки назвали парламентариев-виноградарей, так ответил королю Франции, который любовался драгоценными камнями, украшавшими его камзол вместо пуговиц: ” Сир, это алмазы моей земли. ”

Эта галька, принесённая предшественницами Гаронны, лежит в основе качества вин Медока. Бедность почвы вынуждает виноград глубоко пускать свои корни в недра земли и находить водоносные слои, обеспечивающие совершенное питание растений водой в любой сезон. Отражая солнечные лучи, галька также способствует сохранению тепла почвы, условие, в совершенстве подходящее для сорта каберне-совиньон, который достигает здесь идеальной зрелости и набирает силу для вина.

Вино для философа

Вина Медок – это красные вина, отличающиеся красивым цветом и сильным дубильным эффектом, позволяющим вину долго стареть. Так, например, некоторые вина Шато Латур 1928 г. достигли оптимальной зрелости только через пол-века. Часто винам Медок для достижения вершины качества требуется восемь или девять лет, даже если через пять-шесть лет вино уже приятно пить. Достигнув оптимального состояния, оно долго (от пяти по десяти лет) сохраняет свои свойства, прежде чем начинает постепенно ухудшаться. Разумеется, если это марочное вино с виноградника, помещённого в классификацию, оно сохраняет свои качества ещё дольше, в частности Пойяк имеет наиболее длительный срок хранения – в течение нескольких десятилетий.

Выработанные из нескольких сортов винограда, как все борделезские вина, вина Медок отличаются уравновешенностью букета и элегантностью, свойственными особенно винам Марго и Сен-Жульен. Эти вина великолепно сочетаются со всеми видами мяса, как белого, так и красного, естественно с некоторыми ньюансами: к баранине предпочтительнее подавать Пойяк, к дичи – Листрак, к домашней птице – Cен-Жульен и Марго.

С юга на север

Для знакомства с винодельческим Медоком лучше всего воспользоваться трассой CD2, протянувшейся в северо-южном наравлении, дорогой дворцов, которая позволяет полюбоваться прекрасными видами, такими, как подъезд к шато Бейшевель.

Сначала мы видим шато Ла Лагун, типичный пример борделезской картезианской обители, затем появляется Контенак и церковь XVIII века. В этом районе как и в Марго, чтобы по-настоящему открыть шато и местную продукцию, нужно свернуть с трассы и ехать небольшими просёлочными дорогами. В Арсэн, напротив одноименного дворца, можно сделать гастрономическую стоянку в ” Золотом Льве ” (au Lion d’Or), куда владельцы виноградников свозят свои вина, чтобы клиенты могли их продегустировать. Бейшевель, Сен-Жульен, Пойяк, Сент-Эстеф, знаменитые виноградники следуют один за другим; но это еще не все.

Любитель вин и панорамных видов обязательно посетит Сен-Сэрэн-де-Кадурнэ. Богатое марочными винами высокого качества, это местечко приготовило для энофила настоящие находки, делающие честь его винному погребку. Дальше на север простираются прекрасные земли и бескрайние виноградники, пока с приближением к Сулак-сюр-Мер и мысу Грав, пейзаж, становясь все более морским, не замирает перед океаном и маяком Кордуан.

Иерархия виноградников

Будучи обширным, регион Медок обладает несколькими видами контроля подлинности происхождения (расположенными в порядке возрастания качества):

 

A.O.C. Médoc для вин, происходящих из северной части полуострова.
А.О.С. Haut-Médoc для более качественных вин, происходящих из виноградников, расположенных между Сен-Сэрэн-де-Кадурнэ (на севере) и Бланкфор (на юге).
A.O.C. communal ограниченный одним или несколькими виноградниками, расположенными на специфических почвах; их всего шесть с севера; на юг это – Сент-Эстеф, Пойяк, Сен-Жульен, Листрак – Медок, Мули-он-Медок и Марго. Именно эти вина являются наилучшими.

 

Виноградники Бордо : Сент-Эмильон и Помероль

Сент-Эмильон и Помероль

На правом берегу Дордони, на склоне холма, в нескольких километрах от её устья, на этой земле обетованной ещё с римских времен существовали виноградники. Не здесь ли была вилла знаменитого в те времена поэта Озона, который воспел землю Аквитании ? Археологические находки подтверждают это предположение.

Чудеса бретонского пустынника

Как это зачастую бывало во Франции, именно в Средние века виноградники обустраиваются и приобретают такой вид, какими мы их видим сегодня. Примерно к VIII веку в этих местах обосновались бенедиктинцы, они поселились у подножья крутого склона, где проживал бретонский монах-отшельник по имени Эмильянус. В прошлом служивший интендантом у графа Ванн и будучи незаурядной личностью, он пользовался большой популярностью среди народа, за что и был изгнан завистливым графом.

Спасаясь бегством, он прибыл в Сожон, где стал известен тем, что мог вынимать голыми руками горячие хлеба из печи, не получая ожогов. В результате различных перипитий, он обосновался в местечке Сент-Эмильон и поселился в гроте с источником, приобретшим с тех пор чудесную силу, о чём свидетельствует многочисленные булавки, брошенные в него влюбленными, которые загадали пожениться в ближайшем году.Retour ligne automatique
Вследствие этого, Сент-Эмильон приобрёл такой успех, что здесь обосновалось несколько других монашеских поселений, колонизировавших верхушку берега: таким образом, настоящий облик это место приобрело стараниями францисканцев и доминиканцев.

Религиозная основа деревни, оставившая след в многочисленных памятниках, топонимах и земельных структурах, имела глубокое влияние на виноградники, впрочем не большее, чем уникальная геология и природа почв.

Наиболее известным пямятником является, несомненно, замечательная церковь “монолит”, выдолбленная в известняковой горе. Монахи трудились над этой постройкой в течение двух веков. Прямо напротив церкви находится Королевская башня, средневековый донжон, с которого открывается великолепный вид на деревню и виноградник : маленькие извилистые улочки с лавками и магазинами, поднимающиеся к вершине плато и обвитые виноградом городские стены.

Джурада и начало сбора винограда

В конце сентября, когда джураты*, одетые в широкие платья, торжественно провозглашают с Королевской Башни начало сбора винограда, это живописное зрелище более трогательно, чем любая голливудская реконструкция. Эта традиция была возобновлена лишь в 1948! С башни открывается вид на все четыре части света и со всех сторон у её подножия на известняковом плато простираются виноградники, самые старые из которых пустили свои корни на глубину до десяти метров. Иногда их корни можно видеть в некоторых винных погребах, расположенных в глубине бывших карьеров и превративших плато в настоящий подземный лабиринт.

Деревня славится большой плотностью состоящих в классификации виноградников – Канон, Бельэр, Озон, Гаффельер, Пави. Дальше на северо-запад, пески и гравий ведут нас в Помероль. Именно там находятся хозяйства, занимающие самую большую площадь и заслужившие свою репутацию в прошлом веке: шато Фижак, шато Белая Лощадь. На холмистом севере их продолжают имения-сателлиты: Сен-Жорж, Люссак, Монтань (и его римская церковь XII века), Пюисегюэн.

На востоке основные известные виноградники, расположенные на плато и холмах – это Сен-Лоран де Комб, Сент-Ипполит и Сент-Этьен де Лисс. На юге, виноградники находятся в долине Дордони на песчаных наносах и гравии.

Будучи сегодня фольклорным представлением и праздником дегустации вин, Джурада, тем не менее, напоминает знаменитое прошлое деревни Сент-Эмильон, которая была основана в l199-м г. Жаном Безземельным, сыном Анри II Плантагенета. Она принадлежала английской короне, так как Анри II женился в l152 г. на герцогине Элеоноре Аквитанской.

В ту эпоху, когда буржуа и монахи Сент-Эмильона берут управление виноделием в свои руки под доброжелательным покровительством короля Англии, все холмы уже покрыты виноградниками, а на равнинах выращивают злаки, о чём свидетельствуют сохранившиеся многочисленные мельницы, стоящие на возвышенностях. Юридически границы территории Сент-Эмильона были официально определены еще один век спустя, в 1289 г., и виноградник сегодня строго соблюдает границы.

Виноделы Сент-Эмильона, также как их соседи из Помероля и Фронзака быстро приручили своих новых правителей, английских королей, герцогов и их вассалов, которые скоро пристрастились к местным винам. Так начинается расцвет города Либурна, расположенного в месте слияния рек Дордони и Ислы. Ставший в XII веке английским оплотом, он служит портом экспорта вин. Принимая торговые корабли, спускающиеся по течнию реки (из Сен-Фой-Легран и Бержерака), он стал, таким образом, крупным коммерческим центром и долгое время соперничал с Бордо. Эту эпоху сегодня напоминает Башня Ришар XIV века, сохранившаяся в порту на берегу Дордони.

Будучи прежде разнообразными, виноградники, окружающие Либурн, сейчас специализируются только на красном вине. В основном это сорт мерло, в разной степени представлены сорта каберне, франк и совиньон. Здесь также встречаются сорта мальбек и кот, неизвестные на другом берегу Дордони.Retour ligne automatique
* Джураты (jurats) – в Ср.века в Аквитании виноторговцы и винопроизводители, сохраняющие традиции местного виноградарства и виноделия ; и принимающие связанные с этим решения например, о начале сбора винограда.

Джурада – сбор джуратов

Эти вина, более щедрые, более опьяняющие, чем вина Медок или Грав, с возрастом только улучшают свои качества.

На северо-востоке Сент-Эмильона существует удивительный виноградник. Обязанный своим происхождением, несомненно, бордолезским картезианцам, он занимает позицию выше всех иерархий. Здесь нет поселка, посреди виноградника стоит одна церковь. Что касается шато в том смысле, в котором этот термин употребляют в Медоке , оно почти полностью отсутствует. Но именно здесь родина самого дорогого борделезского вина , замечательное Шато Петрюс, которое производит в небольшом имении Помероль (13 гектаров) виноторговец Муэкс из Либурна.

Являясь геологическим исключением, виноградник Петрюс посажен на глинистой почве. Энологи затрудняются объяснять почему здесь получается такое исключительное вино. Единственно, в чём можно не сомневаться, это то, что уход за этим виноградником не менее исключительный.